Смирнов: Олимпиада-80 в Москве дала импульс развитию не только спорта

0 0

Олег Богатов
Р-СпортВсе материалы

Почетный член Международного олимпийского комитета (МОК), почетный президент Олимпийского комитета России, заместитель председателя оргкомитета по подготовке и проведению Олимпийских игр 1980 года в Москве Виталий Смирнов в интервью специальному корреспонденту РИА Новости Олегу Богатову рассказал о подготовке и аспектах проведения Олимпиады в Москве, наследии Игр и подтверждении усиления позиций страны на международной спортивной арене.

– Тут вы не правы. Мысли о проведении соревнований в Москве появились гораздо раньше. Мы ведь претендовали на проведение Игр 1976 года, но в последнем туре голоса ушли в сторону Монреаля. Это была очень драматургическая история. И за то поражение много критиковали внутри страны. Я в то время не занимался этим вопросом, я находился на другой работе. А потом я уже вместе с коллегами начинал работать над заявкой на проведение московской Олимпиады. Мы перестроили свою работу и в 1974 году в Вене, когда остались в финальном голосовании мы и Лос-Анджелес, мы выиграли (со счетом голосов 33-20).

Может быть, и хорошо, что мы не выиграли право провести Олимпийские игры в 1976 году, мы просто не успели бы построить все объекты и создать всю ту инфраструктуру, которая была бы нужна. Взять тот же гостиничный фонд для приема участников Игр и болельщиков. И наши технические возможности.
Наше телевидение по сути в этот момент получило огромный импульс для развития. У нас до этого было три канала, а после московской Олимпиады их стало 20. Ведь раньше из-за большого количества временных поясов в нашей стране телевидение не могло показывать определенные программы в удобное время для жителей регионов. К примеру, (вечерняя) программа “Время”, которая была центральной на телевидении, на Дальнем Востоке выходила в четыре утра по местному времени. И перед Олимпиадой очень много валютных средств пошло на приобретение технических средств для нашего телевидения, что позволило показать Игры в ярком формате. И потом новая техника позволила жителям смотреть программы в удобное для них время.
Самый сложный объект — “Олимпийский”

– Как ни странно, того, которого сейчас уже не существует. Дворец спорта “Олимпийский” на проспекте Мира. Это было сооружение, которое могло вместить 48 тысяч зрителей. Ничего подобного в Европе не было. Только в США были аналогичные объекты – в Хьюстоне и в Новом Орлеане. А наши архитекторы и инженеры это построили. И он конструктивно при этом делился на несколько автономных частей. Как и бассейн “Олимпийский”, где было создано несколько ванн.
Также был создан гребной канал в Крылатском, у нас сооружений такого класса раньше не было. И велотрек в Крылатском, трек мирового уровня. А также спортивный конный комплекс в Битце закрытого типа.

– Да. Там по сути одни трибуны и остались, все остальное было переделано и модернизировано. А на Восточной трибуне был создан постамент для зажжения олимпийского огня. Как и подготовленная трибуна для участников цветового фона, которые отображали соответствующие картинки. Тогда же и была продумана идея скрытой беговой дорожки, по которой поднимался с факелом Игр (чемпион Олимпиады-1972 баскетболист) Сергей Белов.
В Лужниках все было сделано-переделано, это же ведь был основной центр проведения Олимпийских игр. Там было изменено очень многое – для того, чтобы на достойном уровне провести Олимпийские игры.
Гостиничный фонд перед ОИ в Москве увеличили вдвое

– Да, именно так. И хочу отметить – очень грамотно и точно была подобрана кандидатура руководителя оргкомитета, им стал начальник государственной структуры — Госстроя СССР Игнатий Новиков. Который занимался как гражданским, так и военным строительством. Они осваивали миллиарды рублей. Который к тому же был близок к (генеральному секретарю ЦК КПСС) Леониду Брежневу. Они вместе росли, у них разница в днях рождения – три дня.
А я был его первым заместителем, и когда возникали специальные вопросы по спортивной части, которых он не знал, я ему помогал. Под его руководством было построено очень много сложных объектов по всему Советскому Союзу, а я ему помогал по спортивной части.
И надо отметить особо, что не только спортивные объекты нуждались в реконструкции и ремонте, но и все остальные. И при этом ведь надо было создавать и новые современные центры. Возьмите, к примеру, гостиничный фонд, которые тогда был недостаточен для приема болельщиков и гостей Олимпиады. И ведь был построен аэропорт Шереметьево-2, в котором нуждался город.
Приведу и другой пример. Новиков пригласил меня на встречу с первым секретарем Московского горкома партии, членом политбюро ЦК КПСС Виктором Гришиным. И он нам говорит – есть решение правительства, что мы должны единовременно принять примерно около 100 тысяч болельщиков со всех стран. А если быть точнее – даже 130 тысяч иностранных туристов единовременно.

А как мы можем это сделать, когда у нас тогда гостиничный фонд был около 40 тысяч и многие гостиницы находились не на современном уровне? А мы решили эту проблему. После Олимпиады Москва имела около 80 тысяч гостиничных мест. Гостиничный вопрос был решен кардинально. Это один из позитивных примеров.
– Крылатское просто преобразилось.
– Конечно. Там ведь был построен не только гребной канал мирового уровня. но и велотрек высшего класса. А возьмите гостиничный комплекс в Измайлово… И, конечно, Лужники.

И другой пример, меня пригласили на совещание на пустырь, который находился за Трехгорной мануфактурой. Туда можно было пройти только в резиновых сапогах. Я с трудом прошел, и в вагончике начальник проекта расстелил перед нами карту, чертежи и сказал – здесь будет построен крупный международный деловой центр. Я не поверил, Новиков спросил – к какому году планируете ввести в строй? Ответили – к 2000 году. А сделали к 1980-му, до Олимпиады в Москве.
Я это говорю к тому, что Олимпийские игры являются очень мощным катализатором для развития экономики в стране. Возьмите Шереметьево-2. Нужен был стране второй международный аэропорт, Москва задыхалась без этого. И он был построен. Олимпийские игры являются очень мощным продвижением всех таких социальных преобразований в обществе. Об этом надо помнить. И не забывайте, что мы парусную регату проводили в Таллине, где под это был создан огромный современный парусный центр. А отборочные турниры по футболу проходили в Киеве, Ленинграде и Минске. Где под них была создана вся соответствующая инфраструктура.
Очень много делалось в бытовом плане – для того, чтобы все это осталось после Олимпиады. И сейчас многие москвичи радуются тому, что они живут в домах Олимпийской деревни. Мы хорошо подготовились к Олимпийским играм.
Регата ОИ могла пройти в Ленинграде или Сочи

– Надо особо отметить еще одно крупное мероприятие, в котором принимали участие миллионы людей – это эстафета олимпийского огня, которая проходила по многим городам страны. А что касается других городов, то у нас претендентом на проведение парусной регаты был Ленинград. Но когда туда приехала комиссия МОК, то руководство города не очень заинтересованно отнеслось к этому проекту. И их принимали не первые лица руководства города.
А потом они поехали в Таллин, и им устроили очень теплый прием. Их встретили прямо у трапа самолета. В этом большую роль сыграл Арнольд Грин, заместитель председателя Совета министров Эстонии, который также увлекался и парусным спортом.
Кстати, одним из возможных центров для проведения парусной регаты также был и Сочи.

Смирнов: Олимпиада-80 в Москве дала импульс развитию не только спорта

– Да. И, кстати, в Сочи тогда был построен великолепный олимпийский тренировочный центр, который до сих пор существует. Но Сочи отпал, потому что с точки зрения логистики это было не очень удобно. И был второй момент – в Сочи строительство объектов обходится намного дороже, чем в других регионах. Потому что в Сочи очень резко и круто уходит вниз рельеф черноморского побережья, и поэтому вся подводная подоснова строительства выходит намного дороже, чем, например, на отмели в Прибалтике.
Поэтому когда мы все финансово оценили, то остановились на Таллине.
Все билеты были раскуплены заранее

– Все билеты на соревнования были раскуплены заранее. Более того, международные федерации обращались к нам с просьбой увеличить количество мест для зрителей. И мы шли им навстречу. К примеру, на гребном канале в Крылатском нас попросили в два раза увеличить количество мест. И мы построили дополнительные сборно-разборные трибуны, которые позволили увеличить количество мест для зрителей в два раза.

– Конечно, в первую очередь, это легкая атлетика. Но и на другие соревнования тоже был серьезный спрос. Понимаете, Советский Союз – это страна, которая гармонично культивировала все виды спорта. Поэтому у каждого вида спорта были свои поклонники. Каждый вид спорта был самодостаточен в плане болельщиков. Я поставил перед собой задачу побывать на всех спортивных объектах Олимпиады. И могу вам сказать – везде трибуны были заполнены.

– Да, открытие и закрытие – это особая тема, билеты пользовались повышенным спросом. И открытие было очень красочным, оно очень поправилось главе МОК Лорду Килланину. И он сказал об этом (генеральному секретарю ЦК КПСС) Леониду Брежневу, с которым сидел рядом в VIP-ложе Лужников. После чего Брежнев заявил нам, руководителям оргкомитета Игр – надо, чтобы закрытие было еще ярче. И мы сделали это, отправив Мишку в “сказочный лес”. Хотя он поначалу не пролезал через входы Лужников.

Смирнов: Олимпиада-80 в Москве дала импульс развитию не только спорта

– Ну что вы, больше. Это же было огромное сооружение. Вы же помните, перед этой церемонией мы запускали в воздух разноцветные большие шары. Это была проверка розы ветров – перед тем, как запустить Мишку. Ведь важно было, чтобы он взлетел вертикально. И чтобы, упаси бог, он не пошел бы по трибунам. Это ведь была такая махина, которая могла кого угодно покалечить.

– Вы знаете, мы все делали публично. Это потом уже стало распространяться как “секрет фирмы”. А на самом деле как было: мы обратились к Василию Пескову, блестящему журналисту, который в одно время вел передачу на телевидении – “В мире животных”. И мы попросили его обратиться к жителям страны с вопросом – какое животное они хотели бы видеть в качестве талисмана Олимпийских игр в Москве?
И было очень много предложений – и соболь, и различные коты, и коньки-горбунки. Но больше всего голосов было отдано в поддержку медведя. И мы обратились тогда в Союз художников СССР с просьбой, чтобы они обработали идею талисмана Игр – Мишки. Надо ведь было сделать так, чтобы он проходил как эффектная торговая марка. Это был сложный коллективный труд.
Как и эмблема Олимпийских игр. Нам ведь в оргкомитет мешками присылали варианты. Я тогда возглавлял оргкомитет по отбору вариантов. И вы знаете, проект (утвержденной) эмблемы был прислан на листе, вырванном из ученической тетради! И мне она показалось современной, похожей на беговые дорожки и силуэт МГУ. И мы ее поддержали.

– Вы знаете, нет, мы все старались предусмотреть. Я тогда был вице-президентом МОК, и руководители МОК меня постоянно спрашивали – а как же с беговой дорожки будет зажжен факел Олимпиады? Как огонь будет доставлен в чашу? У нас было такое “ноу-хау”. Меня все спрашивали, а я им отвечал – “Ребята, смотрите и увидите”. И когда Сергей Белов бежал по дорожке, она раскрывалась не сразу, а по мере его продвижения. Она открывалась лепестками, и смотрелось все очень красиво.
– Виталий Георгиевич, а кого бы вы из наших спортсменов отметили на Олимпиаде-80? Чьи выступления вам запомнились?
– Знаете, я вам хочу сказать – мы были огорчены от того, что не смогли получить такое количество спортсменов, которое мы ожидали. Мы рассчитывали, что это будут самые массовые Олимпийские игры. До этого рекорд был установлен в 1972 году в Мюнхене, на Играх присутствовали представители 124 государств. Мы готовили Игры для спортсменов из 140 стран. И примерно на 15 тысяч участников, судей, официальных лиц и так далее.
Мы рассчитывали на рекордное количество участников Игр, а в итоге получили представителей из 80 стран. Но при этом спортсмены из Великобритании, вопреки решению премьер-министра страны Маргарет Тэтчер, приняли решение участвовать в Олимпиаде. Как и, к примеру, австралийцы. Но при этом они не привезли полный состав. Потому что спортсмены, которые находились на армейской или полицейской службе, были вынуждены подчиниться решению руководства страны.
А на Олимпиаде, тем не менее, было установлено 36 мировых рекордов.
Мне сейчас непросто отдать преференции тому или иному виду спорта, где успешно выступали советские спортсмены. Я, как ватерполист, в глубине души очень волновался и больше переживал за наш вид спорта. А футболисты, как всегда, продули (заняв третье место).
Много было хороших побед и не только одержанных нашими спортсменами. Возьмите, например, кубинского боксера-супертяжеловеса Теофило Стивенсона, который в Москве стал трехкратным олимпийским чемпионом.
– Насколько сильным прорывом стали Олимпийские игры для укрепления позиций советского спорта на мировой арене?
– Знаете, если вести подсчет по очкам, то мы первые Игры, в которых участвовали в 1952 году, американцам не проиграли. А если взять все последующие Олимпиады, то за исключением Игр в Токио и Мехико, мы у американцев выиграли. Поэтому нам не надо было доказывать то, что есть. И авторитет в спортивном мире у СССР был очень высокий. Советский Союз был грозной державой, которая легко расправлялась со всеми своими соперниками. И обладала огромным потенциалом.
Конечно, отсутствие сборной США на соревнованиях в Москве, как и наше в 1984 году на Олимпиаде в Лос-Анджелесе, сильно сказалось на уровне соперничества. Да, мы выиграли 80 медалей, но было бы неплохо, чтобы в их дележе приняли участие и спортсмены других (не представленных из-за бойкота) стран.
Когда стало известно о бойкоте, мне пришлось много времени провести в поездках и пресс-конференциях в различных странах мира. Объяснять всем, что спортсменов нельзя наказывать отлучением от Олимпиады, что они не могут быть заложниками политической ситуации и событий в Афганистане (СССР в 1979 году ввел войска в Афганистан).
Я считаю, что если бы мы эту деятельность не осуществляли, то у нас было бы еще меньше стран-участников Игр.

– Если не больше. Мы в то время, можно сказать, не вылезали из самолетов. И ведь американцы в тот период тоже не теряли времени даром.
– Летая с контрпропагандными идеями?
– Да. (Президент США) Джимми Картер полагал, что эта тенденция поможет ему переизбраться на новый срок, а это ему не помогло. Потому что он обидел молодежь, обидел спортсменов. И это привело к тому, что наши руководители через четыре года приняли решение о бойкоте Олимпиады в Лос-Анджелесе.
То была не месть, а стечение обстоятельств. Но наши никогда бы не отважились на это решение, если бы американцы не подали подобный пример. Это мое глубокое убеждение.

– Никогда так вопрос не стоял. Это абсолютные выдумки некоторых людей. Самбо в свое время входило в FILA (Международную федерацию объединенных стилей борьбы). И если бы они оставались там, то со временем им могли бы дать сначала одну-две весовые категории на Играх. И со временем они стали бы равноправными участниками Олимпийских игр. Я очень надеюсь на то, что со временем самбо как вид спорта войдет в программу Олимпийских игр.
А если завершать разговор об Играх в Москве, я считаю, что Олимпиада 1980 года в Москве навсегда останется в памяти миллионов людей. Это был совершенно невероятный прорыв, такого в истории нашего спорта никогда не было.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

5 × пять =